April 3rd, 2006

STREAM!!!

Ну вот, здрасьте, и СТРИМ. Классная вещь, надо сказать (не реклама). Потому так долго и не общался в ЖЖ - менял dialup на СТРИМ. Очень доволен, чего и всем желаю!
  • Current Music
    СТРИМ
Buy for 150 tokens
Buy promo for minimal price.

(no subject)

Ни соседи, ни учителя не хотят верить в то, что Игорь Вельчев мог совершить убийство.
— Он нам казался нерешительным, мягкотелым, — убеждала меня директор школы Евгения Николаевна. — Правда, прошло уже пять с половиной лет. Неужели Москва смогла так изменить Игоря, так ожесточить?
Видимо, смогла.
Наверное, не будь убитый тележурналистом, то есть человеком публичным, не вызвало бы это преступление такого интереса. Ведь, казалось бы, разборки на гомосексуальной почве, которые нередко заканчиваются трагически, давно считаются рядовым явлением. Но — только в больших городах. Простые сельские жители уверены: гомосексуалисты — люди второго сорта. “Собаке — собачья смерть” — так высказывались мои собеседники, оправдывая поступок Игоря.
— Приехали вынюхивать? Миллион за моего сына хотите получить? — такими словами встретил нас, будучи в легком подпитии, Александр Вельчев, которого здесь называют Сашей Болгарином. И горько заметил: — Представьте, что к вашим сыновьям полезут в штаны. Если они настоящие мужчины, что будут делать? Игорь — простой крестьянин с такими же кулаками, — стучит хозяин сильными руками по рассохшейся бочке. — Но парень мирный. Чтобы он поднял руку на человека, его нужно вывести из себя. Могу предположить, что Игорь просто откликнулся на предложение корреспондента Зимина вместе выпить. Думаю, через свою наивность Игорь и пострадал. Почему Зимин был найден голым? Я думаю, что сын просто защищался. А дальше события начали развиваться спонтанно…
Спонтанно — это, по мнению рядового молдавского гражданина, убить, защищая свою честь. А ведь Игорь не женщина, молодой парень, спортивный, сильный. Мог бы дать в морду за обидное предложение и уйти. Нет, бил от души — то есть до смерти.
— У нас в Молдавии народ радушный, — заметил уже на прощание отец Игоря, — за бутылкой вина завязывается интересный разговор, настоящая мужская дружба. Но только не любовь! Наши сельчане “нетрадиционной ориентации” не понимают.
Не понимают. И боятся. А фобии любого порядка призывают к одному — убить.
Советский Союз всегда страдал гомофобией. Союза больше нет... А вот фобия осталась.

Московский Комсомолец
от 04.04.2006


Дело не в гомофобии или гомофилии. Просто жалко Зимина - нелепейшая смерть талантливого человека

Постскриптум - каменный век Forever?