?

Log in

No account? Create an account
В Испании

nasedkin


БЛОГ ВИЗУАЛЬНЫХ ОСКОЛКОВ

Иллюстрированный журнал Алексея Наседкина


Previous Entry Share Flag Next Entry
Чудесный 1992 год, в котором торговали и выживали (ФАКТЫ И ЛИЧНЫЙ ОПЫТ)
В клинике 2
nasedkin
fnrw424embr160qvbp.jpg

Четверть века, однако. Юбилей. 1992 год оказался одним из самых убойных и беспросветных в постсоветском периоде и первым полным годом так называемой Новой России. Чего стоила только инфляция, достигшая по итогам 2600%. Впрочем, уже в первые постновогодние дни, очнувшись от недолгих праздников, дорогие россияне очумело разглядывали в магазинах новые ценники. Граждане получили первые ударные инъекции шоковой терапии, однако, падать навзничь никак не собирались.


Одним из самых эпичных моментов во всей этой истории стал указ президента Бориса Ельцина "О свободе торговли", вступивший в силу 29 января и разрешавший частным лицам осуществлять торговлю "в любых удобных для них местах, за исключением проезжей части улиц, станций метрополитена и территорий, прилегающих к зданиям государственных органов власти и управления". По сути - везде. Огромное количество народу, уставшего от задержек по стремительно обесценившейся зарплате, устремилось на улицы с чем попало в руках.

00s.jpg

Подавляющее большинство торговых толп моментально образовалось в самом центре Москвы, особенно - у "Детского мира", возле Малого театра (до сих пор помню эту сюрреалистическую картину), ЦУМа, а также у любой станции метро. Спустя менее, чем год там понастроили многочисленные ларьки, в которых можно было купить всё что угодно, от бутылки водки и газового пистолета до слаксов (брюки такие) и казаков. Да-да, в одном из них я в начале 1993-го купил чуть ли ни на последние деньги бордовые казаки. Шик! Впрочем, забегаю вперёд. Основной контингент - пенсионеры, женщины бальзаковского возраста из бюджетной (а другой особо и не было) сферы и разудалые мужички помятого вида.

10.jpg

Расскажу немного про свой личный опыт в "торговом деле". По окончании второго курса института, поняв, что на одну стипендию нормально, а главное весело и продуктивно прожить не получается, при этом, креативить что-то более-менее существенное типа челночества или владения собственной точкой в "Луже", как у тогдашнего Чичваркина, у меня не выйдет по определению (обладаю другими талантами, да), я осторожно решил начать с малого. Не, ну а чего - все побежали и я побежал. Потихоньку.

11.jpg

В моменты пробуждения предпринимательской инициативы я брал с антресоли огромный старый туристический рюкзак (втайне от родителей, конечно), шёл с ним в ближайший магазин "Байкал", где затаривался бутылками с "Фантой" и "Пепси" по 0,33 л (пластиковые "фугасы" появились позже), стоившими там почему-то удивительно дёшево. Прочувствовав в себе коммерческую жилку, помолясь богу Меркурию и водрузив тяжеленный груз на свои хрупкие студенческие плечи, я со Щёлковской ехал куда-нибудь на Павелецкую, чтобы друзья и знакомые вдруг не увидели (стыдновато всё же) и выкладывал "товар" прямо на парапет возле метро.

TL005334

И вы знаете, худо-бедно, но покупали. Один раз я даже явился домой с пустым рюкзаком, правда, ещё и потому, что пара бутылок разбилась по дороге. До сих пор помню, как один мужичок, купив у меня бутылочку "Фанты" и тут же на месте испивший её, долго разглагольствовал о том, что это такой ну вот прямо "солнечный" напиток в отличие от брутально-нефтяного "Пепси". Разумеется, никаким ментам до меня не было никакого дела, ибо разрешений на всю эту лабуду вроде как и не требовалось. Полная, так сказать, свобода предпринимательства. Мечта Медведева, когда-то сдуру пригрозившего "не кошмарить малый бизнес".

73.jpg

Затем я прикинул, что надо бы перейти на палёную водку (в плане продажи, конечно) и барыжить ею в ночное время где-нибудь у трёх вокзалов, но бог, как говорится, уберёг. Тем более, что подвернулась более "интеллектуальная" разновидность подработки - торговля книгами у метро. Это казалось тогда не в пример солиднее, ибо тебе предлагалось два раздвижных туристических столика, аналогичный стул и некое подобие тента. Таким образом получался целый "книжный развал", собственная "точка".

К тому же, это уже не было стихийной торговлей на свой страх и риск, товар поставлял "работодатель". Я же в назначенное время должен был приехать на место, разгрузить книги из мятых картонных коробок и разложить по столам. Это называлось "разложиться" (мда). Ну и торговать насколько хватает задору. Никого, кстати, не парило, что книжная продукция из-за многочисленных переездов туда-сюда выглядела потрёпанной - покупали ещё как! Ибо не было ещё ни "Библио-Глобусов", ни прочих глянцевых "Домов книги" в их современном понимании.

5064021.jpg

Дневная норма моей прибыли обычно была сравнительно невелика, но оказывала существенную прибавку к зарплате стипендии. Сколько - сегодня и не вспомню. Был повторный опыт в 1996-м, так вот тогда выходило около 50000 рублей в день (не пугайтесь, это всего 50 по нынешним временам). Случались, правда, и "сверхприбыли". Не скрою - ценники на книги я выкладывал далеко не всегда и часто озвучивал стоимость "от балды". Разница - в карман. Ужас-ужас, да. Стыд и позор. А кому легко?

Обстановка зато у метро была живая и непринуждённая. Что твой одесский базар. Помнится, часам к пяти вечера (как раз когда народ начинал топать с работы) подъезжал грузовик и прямо в центре околометрошной площади, минуя любые санэпиднормы, выстраивалась огромная конструкция из пивных ящиков, наполненных модным тогда "Тверским". Тут же образовывалась очередь, вспотевшие в июльском мареве мужики откупоривали драгоценные сосуды, усаживались в тенёк на мраморные парапеты и, не торопясь, распивали часок-другой. Да что там говорить - бухали!

Ну а я с тем "торговым бизнесом" вскоре завязал, нашлись всё-таки более интересные способы пополнения кошелька. Хотя, помнится, как-то зимой 1994-го сидел в палатке с видеокассетами на Арбатской площади. Впрочем, это уже совсем другая история. А 1992-й, несмотря на всю свою несуразицу, неустроенность, многочисленные трудности и проблемы, уже не казался таким страшным.

1207532_1000.jpg

А каким для вас было то время "свободного предпринимательства"? Как подрабатывали?


Я в социальных сетях:

         

Подписаться на обновления этого блога

ДОБАВИТЬ В ДРУЗЬЯ!


Recent Posts from This Journal


Buy for 150 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
unitlife 3 сентября 2017, 12:56:55Комментарий изменен: 3 сентября 2017, 12:57:54»
«Частенько что-то начали вспоминать и романтизировать 90-е.»
nasedkin 3 сентября 2017, 12:58:59: «Не знаю. Я не романтизирую. А вот про СССР реально много писать стали».

А вот мне тоже кажется, что автор романтизирует. Не зря же в заголовке назвал 1992 год «чудесным» (хорошо хоть, что не «святым», как Н.И.Ельцина)
Романтика - сочетание различных факторов, таких как идеи, чувства, эмоции, условия жизни, которые вкупе создают эмоционально-возвышенное мироощущение.
Ну, вот, сами посмотрите: «…поняв, что на одну стипендию нормально, а главное весело и продуктивно прожить не получается…я осторожно решил начать с малого. Не, ну а чего - все побежали и я побежал. Потихоньку… Дневная норма моей прибыли обычно была сравнительно невелика, но оказывала существенную прибавку к зарплате стипендии…Случались, правда, и "сверхприбыли". Не скрою - ценники на книги я выкладывал далеко не всегда и часто озвучивал стоимость "от балды". Разница - в карман. Ужас-ужас, да. Стыд и позор. А кому легко?»
В словах же про «ужас-ужас» и «стыд» видна неприкрытая ирония (ирония — сатирический приём, в котором истинный смысл скрыт или противоречит (противопоставляется) явному смыслу), которая показывает, что в 90-е автор жил эмоционально-возвышенно, «весело и продуктивно», динамично «вписавшись» в рынок, а фарцевать и спекулировать оказался морально готов сразу же, как только это по факту перестало быть преступлением в силу распространённости этих явлений, что для автора является оправданием и обоснованием собственной деятельности.

Был у меня сосед в начале 90-х, средних лет учитель-словесник. И вот как-то сидим мы тогда вечером в пятницу, и говорит он мне: «Слушай, не знаю, как дальше работать. Я всю жизнь считал, что моя главная задача как преподавателя – нравственное воспитание подрастающего поколения на материале классической русской литературы, показ и объяснение, что хорошо, как плохо, где добро и зло. А теперь у меня дилемма: либо я, отринув чувство ответственности перед учениками, продолжаю заниматься тем же и так же, но понимая, что я воспитываю неприспособленных к реальности идеалистов, которые не смогут найти себе место в жизни сегодняшнего дня, становясь маргиналами или обслуживающим персоналом для жуликов, бандитов и воров всех мастей , либо начинаю объяснять, что Чацкий - конченный идиот, Раскольников – жалкий лох, а Фамусов, Чичиков и Корейко – положительные персонажи (но кто же мне это позволит)…»
Встретил потом его через пару-тройку лет – он, от безденежья и неразрешимости «дилеммы» подался в манагеры, стал втюхивать на разные заводы ворованный в Сибири алюминий, превращая полученное по бартеру в наличку, за что имел зарплату в несколько раз больше, чем в школе. И вот недавно попался он мне навстречу ещё раз. «О преподавании, - говорит, - конечно, давно забыл, квалификация утрачена, на жизнь, говорит, не жалуюсь, материально имею всё, что надо, хоть «олигархом» и не стал, семья все эти годы жила сыто, но присутствует ощущение, что до конца не выполнил главную миссию своей жизни, в которой места категорий «добро» и «зло» заняли понятия «сила» и «слабость»». Ну, и дальше пошёл своей дорогой…

  • 1